Уроки времени
Уроки времени

Школы добавляют новые курсы в учебный план и перестраивают старые с учетом уроков, которые извлекли из кризиса, его причин и последствий. Профессора хотят уберечь своих студентов от повторения тех ошибок, которые заставили многих обвинять выпускников MBA в развязывании кризиса.

В классе будут учить следующему: сомневаться в основах финансовых моделей; стремиться получить больше информации о сложных продуктах; не позволять жадности влиять на решения; лучше понимать роль органов государственного регулирования и правительства.

Школы ещё в прошлом году начали поднимать эти вопросы на лекциях и семинарах, теперь это происходит систематически. «Было бы большой ошибкой в сегодняшних условиях не уделять внимание этим вопросам», – говорит Стюарт Габриэль (Stuart Gabriel), профессор финансов в UCLA's Anderson School of Management. Студенты должны понять, что за «землетрясение потрясло устои в различных областях».

Главные темы на кампусе

Во многих кампусах говорят о финансовом моделировании. Профессиональных инвесторов и аналитиков критикуют за то, что они не смогли адекватно оценить огрехи в прежних моделях, что и привело к кризису.

«Надо всегда вовремя задуматься о том, а не ошибаетесь ли вы», - говорит Грег Холлман (Greg Hallman), старший преподаватель University of Texas Austin's McCombs School of Business. В своем курсе, в рамках которого будут изучаться требования для управления финансовыми потоками, он собирается учить студентов всегда подвергать сомнению предпосылки той или иной финансовой модели.

Профессор финансов в Cornell University's Johnson School Эндрю Каролий (Andrew Karolyi) озабочен той же проблемой. Он напомнит студентам, что события в реальном мире не всегда соответствуют тому, что предписывает модель. «Наши модели и наши представления о финансовых системах более уязвимы, чем мы предполагаем», - говорит он.

На занятиях по управлению финансами, которые для студентов программы Executive MBA будет этой осенью вести профессор Каролий, затронут такие горячие темы кризиса, как ликвидность ценных бумаг, которую начали пристально изучать прошлой осенью, когда стало почти невозможно установить цену определенного количества комплексных финансовых инструментов. Также его студенты более подробно остановятся на изучении проблемы конфликта интересов между заинтересованными лицами, например, между акционерами и членами управления, а также проблему регулирования оплаты труда руководителей.

В UCLA профессор Габриэль использует примеры из реального мира, чтобы помочь студентам протестировать и понять теории. Он планирует создать новые кейсы на материале субстандартного обвала рынка. На экзаменах студенты должны будут показать, что они научились подвергать сомнению принятые модели, это должно помочь им распознавать признаки будущих коллапсов рынка.

Другие профессора хотят помочь студентам лучше понять сложные финансовые продукты. Рина Аггарвол (Reena Aggarwal) хочет обсудить со своими студентами в рамках курса по альтернативным инвестициям в Georgetown University's McDonough School of Business возможности для создания более прозрачных рынков. Перед кризисом рынки сложных инструментов, таких как кредитный дефолтный своп, были слишком раздуты. Когда произошел обвал рынка, инвесторы поняли, что будет очень сложно придать ценность данному продукту.

«Сейчас становится важнее, чем раньше, обсуждать эти вопросы из-за таких событий, как крах AIG, чьи проблемы в основном возникли из-за продажи кредитного дефолтного свопа», - говорит она.

Ценный урок

Для Марка Цупана (Mark Zupan), ректора University of Rochester's Simon Graduate School of Business, кризис ценен своими уроками в «теории агента». Люди делают неверный выбор, когда не инвестируют собственные деньги в компанию, в которой работают или которой управляют.

Домашние игроки, которые рассчитывали на повышение цен на недвижимость и доступные кредиты, позволяющее вложенным средствам быстро окупиться, часто предпочитают рискованные схемы ипотеки, не предусматривающие первого взноса. Позже оказывается, что эти люди не могут выплачивать такую дорогую ипотеку. Цупан надеется, что профессора и преподаватели найдут множество красочных примеров из истории текущего кризиса, которые наглядно продемонстрируют студентам все опасности подобной ситуации.

Некоторые программы делают упор на этику и курсы лидерства.

Thunderbird School of Global Management в штате Аризона удваивает продолжительность шестинедельного курса по корпоративному управлению, этике и предпринимательству. Проректор по учебной работе Роберт Виндлинг (Robert Widing) считает, что кризис выставил напоказ все несовершенства лидеров. «Причина всего в жадности и некомпетентности», - говорит он.

University of North Carolina's Kenan-Flagler Business School предлагает новый основной курс по этике, который стартует осенью 2010 года. Студенты смогут попрактиковаться в решении этических дилемм, которые встают на пути менеджеров.

Новые элементы

Также школы заинтересованы в том, чтобы дать студентам лучше понять и осознать роль государственных органов управления и регулирования и тесную взаимосвязь всех экономик мира. Новый курс в Yale University's School of Management носит название Washington and Wall Street: Markets, Policy and Politics (Вашингтон и Уолл Стрит: рынки, стратегия и политика). Бизнес школа Stern School of Business при New York University включила в расписание курс под названием Financial Crisis and the Policy Response (Финансовый кризис и ответные меры).

Villanova University's School of Business предлагает курс под названием Understanding the Global Marketplace in a Post-Bailout Economy (Восприятие глобального рынка в пост-кризисной экономике). По программе этого курса перед группами студентов будут выступать политические и деловые лидеры и обсуждать с аудиторией перспективы выхода из кризиса.

Yale School of Management сделала обязательным для изучения курс The Global Macroeconomy (Глобальная макроэкономика). Декан Шарон Остер (Sharon Oster) говорит, что кризис сделал явной тесную взаимосвязь мировых экономик друг с другом. Она уверена, что студенты должны понимать, что волновой эффект распространяется по всему миру.

«Одним из плюсов кризиса является то, что мы начинаем задумываться и обращать внимание на различные экономические модели и искать альтернативные решения, не считая американский способ или какой-либо другой лучшим», - говорит Моро Гийен (Mauro Guillen), профессор международного менеджмента в Wharton School при University of Pennsylvania. В прошлом году он организовал популярный курс, который читали сразу несколько экспертов. В этом году курс повторят.

Бизнес школы не первый раз пересматривают сценарий обучения после кризиса. После коллапса Enron школы повсеместно ввели курсы по этике. Но многие такие одиночные курсы сошли с дистанции, так как руководство школ и специалисты говорят о том, что проще включить обсуждение этических норм в программу каждого курса и изучаемого предмета.

После каждого кризиса студенты задаются вопросом, как им избежать повторения подобной ситуации. «Но кризисы каждый раз разные, несколько лет назад мы много говорили о законе Сарбейнса-Оксли, но теперь у нас новая непредвиденная ситуация», - отмечает профессор Аггарвол (Aggarwal) из Georgetown.

Сейчас студенты говорят, что уроки кризиса являются очень ценными. Берлиз Байли (Burleise Bailey), студент второго года обучения по программе MBA в бизнес школе Stern, перед возвращением на школьную скамью работал инженером. Он добавил себе специализацию по финансам, чтобы лучше понять кризис. «Я стараюсь погрузиться во всё это», - говорит он.

По материалам сайта online.wsj.com.